curious_answer (curious_answer) wrote,
curious_answer
curious_answer

Красный путь на Донбасс



8 сентября -  день, когда фашистские захватчики окружили Ленинград и началась блокада города.
В этот же день в 1943 году Красная армия освободила город Сталино (нынешний Донецк) и этот день считается днем освобождения Донбасса.

А у меня с этой датой теперь тоже связан собственный путь. Совпадений не бывает. Вчера я вернулась из блокированного в 2014 году бандеровцами Донбасса. И очень сильно этой долгожданной поездкой впечатлена. Дорога лежала в город Красный Луч, ставший мне родным.

Подробно описывать свои чувства и эмоции по случаю встречи с теми, о ком мы старались заботиться эти два года, здесь я не считаю возможным. Хотя бы потому, что этого не выразить словами. Поделюсь лишь некоторыми впечатлением и наблюдениями в формате четырех зарисовок.







Переходный период

Пришлось вести много идеологических бесед. Со взрослыми и с детьми мы обсуждали, как обычно две ключевых темы: украинский национализм и ситуацию, сложившуюся на Украине во время Великой Отечественной войны, а также современных бандеровцев с их травлей Донбасса. Сознательно мы включили в финал беседы разговор о геологии и большой мечте. Напомню, что в прошлый раз был космос. И эта традиция будет продолжаться.

Но в этот раз особенно было заметно следующее. Люди боятся говорить о войне. Гонят эти мысли. Устали. Начался новый год после «успешного» в плане войны лета и хочется просто забыть.

Новые правительства, администрации, мэры и советы. Все формируется спонтанно, хоть и не без участия народа, но не сказать, чтобы сильно справедливо. И этим всем сомнительным структурам нужно говорить народу о патриотизме и являть патриотизм. Но какой, и на каком основании? Мы - Россия? Нет. Мы - ЛДНР? Непонятно. Мы - советские люди. Да, вот это близко, но кто сегодня серьезно может об этом говорить...Разве что на 9 мая. Поэтому вешают флаги народных республик и осуществляют контроль. Обо всем этом сухо рапортуется в ЛИЦе : почтили память, провели телемост, передали подарки. Уже и не говорится о матери-России, а на передний план вышла дружественность двух государств. И на душе не скребут кошки, ведь в условиях перехода никакой правды и совести нет. Перестройка навязывает свой закон - джунглей и пожирания.



Город  детей

Прогуливаясь непринужденно по городу, немного уставшая от многих переделанных дел и проектов, смен обстановок, я все же обратила внимание, как много детей на улице. Естественно, в относительном выражении. Да, это был будний день, но все-таки. Дети свободно гуляют: то по одиночке, то парами, то группами. На улицах, безусловно, нет толпы. Но все же. Дети, радостно гуляющие, бросаются в глаза сразу. И мамы с детьми иногда, и папы с колясками. А это значит единственное - город живет. Трудно, перебиваясь с хлеба на воду, но живет. И лучше и живее всех живет самая устойчивая структура - школа.

Во многом благодаря школам люди на Донбассе и выжили. Плотность, которая укрепилась между людьми во время войны, здесь чувствуется во всем. Не в каждой деревне в российской глубинке, как мне кажется, сохранилась такая плотность. А там она есть и этим пропитан воздух.

Разговаривая с директором одной из школ, я спросила как они ощутили переход во время войны, изменения в людях, все ли сплотились вокруг беды. И получила ответ: да, сплотились, но не все. Кто победнее - больше, кто много потерял - несколько обозлились. Война обозначила линию между людьми, даже теми, кто априори на одной стороне. Например, когда раздавалась гумпомощь для социально незащищенных семей, люди приходили и отказывались от нее, говорили, что мы не настолько нуждаемся, чтобы иметь к себе отдельное отношение. Уступали эту помощь в пользу других.



Слияние природы и истории

Редкие и стройные рощи деревьев и гул сухой травы. Величественные терриконы в бескрайних полях, под которыми на глубине километров тянутся лавы и штреки.Пространства такие, что невозможно не думать об Истории и человечестве.

Степь да степь кругом, путь далек лежит...Поле, русское поле...Так и поет душа под стук колес, пробирающихся по бездорожью. Наши пункты назначения - четыре школы - были разбросаны по разным полюсам, так что мы почти что объехали весь город и города-спутники. Гордо стоящие шахты. Шахты - те самые, с которые начиналась великое советское строительство. Их немного, но они своей застывшей красотой завораживают. Смотришь сначала издалека на них, а проезжая мимо вдруг можно заметить возникший туманный образ того, как труженики тыла в период войны здесь отдавали себя на благо Отечества. Этим духом самопожертвования пропитано все. Запахом крови и пота. И человеческого бескорыстия и доброты. В центре города есть сквер героям - труженикам, где все упоминаются поименно. Сквер очень чистый.



Миус-фронт. Стойкий, легендарный. Здесь хочется остаться на часы, чтобы вспомнить всех. Памятник стоит на горе, чтобы подняться к нему нужно 260 ступеней пройти и про каждого павшего, как про себя, подумать. 260 дней...столько длилась оборона Красного Луча от немецко-фашистских захватчиков. Захороненные, но при этом оставшиеся живыми, солдаты и восставшие новые лики фашизма - все здесь встретилось. История вершится. И мы здесь на Миусе пытаемся осознать ту народную праведную силу, которую понять - значит полюбить.



Любовь и родина

После окончания основной программы старалась пообщаться с детьми. Говорили о призвании и будущем человечества. Кем они хотят стать? Что есть призвание? Кто такой состоявшийся человек?

В одном из разговоров со старшеклассниками я спросила: «Хотите ли вы оставаться здесь и строить мир?». И добавила, что по глазам-то я вижу, что они нисколько не хотят «сваливать».

Двое страшеклассниц, про глаза которых я, к слову сказать, и говорила, сразу положительно среагировали. Одна из них до этого признавалась, что ее мечта - стать учителем истории. И мы обсудили немного тот факт, что именно учителя истории на западе Украины несут изрядную долю ответственности за происходящее.

Ну так вот какой сложился диалог, когда я начала интересоваться у не ответивших на вопрос сразу парней.

Ну а ты что? Товарищ-стаматолог ...

Парень, который первым ответил, что хочет стать стоматологом:
Ну я бы, если честно, как только бы появилась первая возможность свалил.

Девочка-учитель, еле сдерживая слезы:
А ты думал хоть раз: а вдруг? ну а вдруг здесь еще что-то будет?

Стоматолог быстро одернул себя и замолк, зато второй парень сразу вступил:
Да ничего тут никогда не будет!

Девочка расплакалась и не сводила со второго своих искрящихся от слез глаз. И скорее поспешила от него подальше.

Разница между ними лишь в том, что она очень хочет, а он - сдался. Мечтать - это хотеть настолько сильно, что готов всего себя отдать и вложить в реализацию мечты огромный труд.

Такой вот разговор о призвании и вере. Я еще кое-что сказала этим «детям», не стану передавать подробности. Но для меня это был один из самых напряженных бесед за все время работы и общения с подростками.

Моя собственная убежденность, складывающаяся из всего, что я увидела в этой поездке, во взглядах детей - будущее у Донбасса есть. Да, оно не предопределено. И с учителем истории, и со стоматологом можно дальше вести диалог и помочь им вырасти теми, кто вынесет и поднимет. И тогда - город детей будет жить. И будет сиять красными лучами предрассветного солнца.




Tags: Донбасс, будущее, дети, путь
Subscribe

Posts from This Journal “дети” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments